О внесении поправок в Градостроительный кодекс

В ИТАР-ТАСС состоялась пресс-конференция Российского Союза строителей на тему "О внесении поправок в Градостроительный кодекс в части  введения саморегулирования и отмены лицензирования в строительной отрасли". В пресс-конференции приняли участие президент Российского Союза строителей Виктор Забелин, президент Ассоциации строителей России Николай Кошман, президент Ассоциации «Российское объединение по инженерным изысканиям в строительстве» Леонид Кушнир, генеральный директор Российского союза строителей Михаил Викторов.

ЗАБЕЛИН: Мы собрались, поскольку у нас есть озабоченность прохождением закона о саморегулировании. Вы знаете, что уже больше года все строители, все общественные объединения строителей занимаются этим законом; сначала это было в форме диспутов и обсуждений, потом возникло два закона – один был разработан комитетом по собственности во главе с Виктором Семеновичем Плескаческим, другой был разработан в комитетом по строительству и земельным отношениям во главе с Мартином Люциановичем Шаккумом. Мы тогда еще говорили, что надо бы свести эти два закона в единый и создать группу, которая бы утрясла все разногласия. Но, по причинам от нас не зависящим, в Государственной думе не нашлось сил, которые эти два комитета как-то бы примирили и заставили сделать один закон. Мы пришли к мнению, что нам необходимо объединить свои силы и выработать общий подход. Николай Павлович Кошман был инициатором создания такого координационного центра, который состоял бы из руководителей наших общественных организаций. Туда вошли Басин, Забелин, Кошман, Новоселов,  Кушнир, Лобов, Гнедовский. У нас было несколько заседаний, иногда весьма бурных, и мы в итоге нашли общее решение по всем вопросам и представили свои замечания в Комитет по строительству. Эта концепция была в основном и принята. В результате была принята двухуровневая схема саморегулирования; первый уровень – саморегулируемые региональные организации – в областях, краях, республиках, затем все они могут собраться и избрать уже на федеральный уровень СРО, которое будет управлять всеми ими, если ему дадут такие полномочия. Это было принято, и это сейчас есть в законе. Далее была принята за основу концепция перечня видов опасных работ, по которому планируется определять, давать или нет фирме путевку на рынок. Многие ее критиковали, в частности, Плескаческий говорит, что его трудно создать, что его пробовали создать, еще когда внедряли лицензирование. Действительно, этот перечень очень большой, но мы видим возможность его сократить до сотни видов работ и таким образом пользоваться им для определения, умеет ли та или иная организация выполнять определенный вид работ. Четко прописаны права, обязанности, полномочия и ответственность саморегулируемых организаций, разграничены полномочия СРО и надзора. Мы до сих пор не знаем, кто будет надзорные функции исполнять – или регулирующий орган, или Минрегион, хотя есть предположения, что это может быть Минюст со своей регистрационной службой. Но, так или иначе, мы всегда настаивали, что этот надзорный орган должен надзирать только за тем, правильно ли созданы и правильно ли работают саморегулируемые организации, отвечают ли они духу и букве закона, и никаких других надзорных функций он не должен иметь. Затем было написано, что они могут раз или два раза в год делать плановые проверки, мы против этого не возражаем. Но мы возражаем, когда хотят передать эти функции так называемым подчиненным им организациям. Ну, скажем, будет Минрегион, возьмет и скажет: у нас аппарата не хватает для всего надзора, давайте мы бывшему ФЛЦ поручим. Это совершенно неправильно, мы считаем это коррупционной мерой. До сих пор этого в законе не было. Потом подробно приведены основные требования к членству, это требования к квалификационному составу управления или той организации, которая хочет вступить в СРО, в том числе аттестацию проводить и так далее. И подробно расписан механизм материальной ответственности. Теперь будет компенсационный фонд. Все время идут споры, в каком объеме его создавать. Последний был вариант – 260 тысяч рублей с каждой организации. Правда, в последний момент Минэконом развития, который все время работы над законом не вмешивался в эту работу и ничем не отличился хорошим, в последний момент выставил требование обязательного страхования, хотя они сами понимают, что ни страховщики, ни строители к этому не готовы, и согласились, что это надо отсрочить. Хотят записать, что, если организация будет принимать какие-то меры по страхованию риска, то они будут платить триста тысяч в компенсационный фонд, а ежели они таких мер не предпринимают, то надо платить миллион. Надо сказать, что мы всегда против такого высокого объема компенсационного фонда возражали, не потому что не понимаем значения его, а потому что при крупных авариях и этих денег не хватит, и поэтому прежде всего должна отвечать та фирма, которая сама строила.

фото ИТАР-ТАСС
фото ИТАР-ТАСС

Все было выверено, согласовано, этот проект закона был одобрен. Не всем в нем все нравится, но, во всяком случае, это вполне рабочий документ. Но в последний момент вдруг появились опять возражения – нас надзорный орган хочет проверять и планово, и внепланово и передавать свои функции другой организации. Минэкономразвития вместе с Плескаческим вдруг решили, что надо тесно увязать рамочный закон с этим законом. Но все объясняли, прежде всего сам Шаккум – это же очень много надо изменений, их нельзя сделать, давайте подправим 315-й закон. Тут против уже Плескаческий. Эти все потуги, которые принципиально ничего не меняют, они говорят только о том, что кое-кто хочет сорвать приемку закона, отложить на осень, а там – бог даст, может, и похоронить его на какое-то время. Мы обеспокоены этой ситуацией, мы считаем, что закон нужно принять, не надо его сегодня портить поправками – он был согласован со всеми, и он работоспособный. Мы будем просить президента, чтобы закон обязательно был принят, чтобы этому всячески посодействовала и администрация президента. Мы надеемся, что он будет принят 25 июня, когда назначено слушание. После подписания закона будет еще много работы, и, если сегодня отложить это подписание, это значит загубить переход на саморегулирование в текущем году. Второе, что нас беспокоит – мы хотели бы, чтобы у нас на федеральном уровне была саморегулируемая организация, которой бы все остальные бы делегировали права разрабатывать правила и стандарты деятельности. Мы считаем, что каждому СРО в каждой области не надо разрабатывать свои правила и стандарты, они все-таки должны быть едиными. Второе, чем могла бы заниматься эта СРО – повышение квалификации и подготовки кадров. Для этого она должна иметь какие-то права. Получается странно – первые лица государства выступают за то, чтобы бизнесу дать больше прав, а когда доходит до конкретного чиновника, он понимает, что у него отнимают право распоряжаться и, конечно, идет сопротивление, причем на низком довольно уровне.

Третий вопрос – отказ от лицензирования. Дается фора в полтора года тем, кто не стремится в СРО, они могут полтора года болтаться на рынке. Это, конечно, будет мешать созданию СРО, потому что пока у кого-то будет возможность работать так, не обременяя себя, он будет стараться это делать.  Когда прекратится лицензирование, вы все с удивлением обнаружите, что у нас на рынке не 130 тысяч организаций – реально самостоятельно работают на рынке только 30%. Часть фирм – однодневки, часть – нормальные честные фирмы, которые, однако, могут выполнять только малую часть работ. Слава богу, что существует этот малый и средний бизнес, но он должен работать на подряде у кого-то. Если фирма даже небольшая, но она имеет необходимую квалификацию и ресурсы – пусть она вступает в СРО; если фирма небольшая и нельзя ее принимать в СРО по каким-то причинам, то большая фирма может использовать ее услуги, для этого не надо ни СРО, ни лицензии.

КОШМАН: Я хотел бы еще раз обратить внимание, что проект закона, который вносится, - это коллегиальный закон. Нами был создан координационный совет, куда вошли все те, кто имеет даже косвенное отношение к строительству. Он согласован был с Минрегионом, с Государственной думой. Первая задача  принятия этого закона, которую мы видим, - это ревизия строительного рынка. На рынке должны остаться те, кто действительно строит, а не те, кто обманывает людей. И вторая и самая ответственная задача – строительное сообщество берет на себя всю ответственность, в том числе и имущественную. То есть здесь саморегулируемая организация берет на себя часть функций государства. Многие теперь понимают, что ситуация, при которой можно было дергать, создавая препятствия, за которые надо платить, сегодня уходит, и вот и появляются эти движения, против которых мы категорически возражаем.

КУШНИР: Ассоциация по инженерным изысканиям в строительстве и Союз проектировщиков единогласно поддерживают все решения координационного совета, поскольку мы активно участвовали в его работе. В изысканиях, как и в строительстве, возникло очень много проблем, которые мы постараемся решить с помощью саморегулируемых организаций. Во-первых, резко увеличилось количество фирм. Сегодня лицензии на инженерно-строительные изыскания имеют более шести тысяч организаций. В 89-90 годах у нас изыскания  выполняло 260 организаций, но объем изысканий был в 3, 5 раза больше, чем сейчас. Реально сегодня на рынке могут выполнять свои функции максимум полторы тысячи организаций. Это привело к нездоровой конкуренции и резкому снижению качества. Фактически сегодня более половины работ выполняются в изысканиях с браком или полубраком. Терпеть это больше нельзя, это серьезно скажется через много лет. Удельные вес стоимости изысканий в связи с отсутствием контроля и самоконтроля снизился в составе капитальных вложений в три с половиной раза против 90-го года. Это значит, в три с половиной раза снизилось качество изысканий. Саморегулирование даст очень мощный рычаг для контроля и самоконтроля. Нас совершенно не устраивает сегодня так называемое повышение квалификации специалистов, которое реализуется в процессе лицензирования – почти повсеместно оно превратилось сегодня в пустую формальность. Поэтому на первое место сегодня надо выводить вопрос профессиональной аттестации специалистов, и это тоже можно решить только в рамках саморегулирования. Надо сейчас принять все меры, чтобы как можно был принят закон.

ВОПРОС: Возможно ли будет вступление СРО для физических лиц?

ЗАБЕЛИН: Нет.

ВОПРОС: А как тогда с архитекторами?

ЗАБЕЛИН: У архитекторов есть свои правила и законы архитектурной деятельности, есть закон специальный, в котором это разрешается. Это дает им право использовать и физических лиц.

ВОПРОС: Вы говорите, что кто-то вносит правки – Вы не могли бы назвать, кто конкретно?

ЗАБЕЛИН: Найти, кто это, никак не удается. Я могу связывать это с определенными лицами, но доказать этого не могу.

ВОПРОС: Скажите, когда будет подписан закон, как быстро можно будет организовать работу?

ЗАБЕЛИН: Мы не можем сказать, что все строители – за. Они не говорят «нет», но есть глухое сопротивление, есть просто неграмотные. Вот я был в Брянске, там просто никто никогда не читал никаких законов. И когда им полтора часа рассказываешь, что надо предпринять, они даже вопросов не задают. Есть люди, которые заявляют: для чего мне идти в СРО, брать на себя обязательства, платить деньги, я должен подвергаться проверкам – а мне и так хорошо, я купил лицензию и работаю. Да, ему так лучше, но делу-то от этого хуже! Необходимо повысить ответственность строителей перед обществом!

КОШМАН: Возражают те, кто пришел на рынок случайно и пытается очень активно работать в плане демпинга, в плане установления хороших отношений с руководством, получая все это хозяйство. Хотя если компанию посмотришь – учредители 2 – 3 человека, уставной фонд 10 тысяч рублей. Поэтому вся эта гвардия очень недовольна.

omorrss.ru

Новости гильдии

03/03/2021

Обновлен Реестр членов Ассоциации "СРО "СГС" 03.03.2021 12:50

Далее

26/02/2021

Обновлен Реестр членов Ассоциации "СРО "СГС" 26.02.2021 14:00

Далее

19/02/2021

Обновлен Реестр членов Ассоциации "СРО "СГС" 19.02.2021 15:30

Далее

12/02/2021

Обновлен Реестр членов Ассоциации "СРО "СГС" 12.02.2021 12:10

Далее

Поиск по сайту